RSS

Горячий ветер 2015

Коломенский кайт клуб "Семь ветров" при поддержке Комитета по физической…

Как Валерий Шувалов снег убирал в 2016 году

Руководитель администрации города Валерий Шувалов проверил лично, как происходит расчистка…

В доме красногорского стрелка нашли долговые расписки Рассказова

В доме убийцы нашли черную бухгалтерию, где фигурируют крупные суммы,…

Дальнобойщики против "Платона"

Дальнобойщики бастуют по всей России. «Недовольство растет. Власти это замалчивают».…

«
»
Бойтесь равнодушных! Ибо с их молчаливого согласия людей вели на расстрел. ( Юмус Фучик)

«ЦентрОбувь» не по размеру

Как Сергей Ломакин раскрутил и бросил крупнейшую обувную сеть.

Бежать за границу, бросив обломки еще недавно процветавшего бизнеса и миллионные долги,— схема, стремительно набирающая популярность. В этом году чемпионом по масштабам ее реализации станет, похоже, владелец «ЦентрОбуви» Сергей Ломакин: долги компании оцениваются в 30 млрд руб., следствие изучает сделки, по которым, похоже, были выведены деньги, а самого предпринимателя, в свое время основавшего такие успешные проекты в ритейле, как «Копейка» и Fix Price, похоже, и след простыл.

В разгар кризиса 2008 года 35-летний Сергей Ломакин уже считался преуспевающим бизнесменом. На продаже сети «Копейка» банку «Уралсиб» он заработал около $120 млн, которые инвестировал в разные сети дискаунтеров. В начале 2009 года была согласована одна из таких сделок — Ломакин и Хачатрян купили треть акций «ЦентрОбуви» за $40 млн. «Сумма инвестиций такова, что «ЦентрОбувь» устанет открывать новые магазины»,— радовался тогда бизнесмен.

Сейчас Сергея Ломакина уже нет в России. По мобильному он тоже не отвечает. В отношении ООО «ЦентрО» и АО «ТД «ЦентрОбувь»» суд ввел процедуру наблюдения. От сети в 1,5 тыс. магазинов осталось менее 200 точек. Бывшие партнеры в ответ на претензии кредиторов переводят стрелки именно на Ломакина: мол, это он выбивал кредиты, определял стратегию и согласовывал сделки, после которых компания фактически осталась без средств.

Рыцарь копейки

Основы будущего капитала выпускник Московского горного университета Сергей Ломакин заложил в тот год, когда другие бизнесмены массово разорялись. Через год после защиты диплома, в 1998-м, Сергей вместе с однокурсником Артемом Хачатряном и предпринимателем Александром Самоновым основали сеть супермаркетов «Копейка». Формат магазина-дискаунтера партнеры подсмотрели на Западе, подумав, что в кризисный год российскому рынку он придется впору. И хотя в бизнесе у них за плечами была лишь пара лет оптовой продажи кофе, воплотить идею им удалось очень профессионально. «Это была одна из лучших управленческих команд в секторе, с нуля построивших свой бизнес»,— рассказывал журналу «Финанс» Виктор Шлепов, который в 2003 году пришел в «Копейку» руководить финансами из банка «Уралсиб»: последний купил 50% акций компании.

Основным акционером «Копейки» был Самонов — будучи старше на 12 лет и имея более серьезный опыт в бизнесе, он получил 60% акций, Ломакин и Хачатрян — по 20%, но стратегия развития, как партнеры неоднократно утверждали, вырабатывалась совместно. На «Копейке» была протестирована бизнес-модель, впоследствии реализованная и в «ЦентрОбуви»,— агрессивное развитие с активным привлечением средств с рынка. В результате к середине нулевых сеть насчитывала уже более 300 магазинов, входила в десятку крупнейших продуктовых ритейлеров страны. Акционеры планировали IPO, желая продать пакет акций из расчета стоимости компании минимум $1 млрд, но рынок посчитал эту стоимость завышенной, и сделка не состоялась. Зато годом позже, в 2007-м, по этой же цене оставшийся 50-процентный пакет акций «Копейки» удалось продать все тому же «Уралсибу».

Ломакин с Хачатряном получили от сделки на двоих около $250 млн, основали инвесткомпанию Sun Investments Partners и начали активно вкладываться, как уже упоминалось, в дискаунтеры. Сначала, скорее по привычке, в продуктовый ритейл (купили 25% в капитале уральской сети «Монетка»), а затем уже в вещевой: опять-таки по западному образцу основали сеть, где все продается по одной цене — Fix Price, летом 2008 года приобрели 5-7% сети Modis, продающей «модную одежду по доступным ценам», а затем нацелились на обувь.

«Все инвестиции имели одного идеологического руководителя — их объединял Сергей Ломакин»,— рассказывал журналу РБК Гедрюс Пукас, управляющий партнер инвесткомпании Quadro Capital Partners, которая объединилась с ломакинской Sun Investments, называвшейся уже к тому времени Retail Brands Collection. «Мы генераторы конкурентных преимуществ. Следим, чем можно обыграть конкурентов»,— объяснял свои вложения сам Ломакин. Пукас и Ломакин были партнерами и часто появлялись на публике вместе: сейчас об этом партнерстве Пукас разговаривать не хочет, а страница с информацией о былом сотрудничестве удалена с сайта Quadro Capital.

Обувь на выброс

Сеть по продаже дешевой китайской обуви стала крупнейшей в России: ни один ритейлер с более качественным товаром не смог приблизиться к "ЦентрОбуви" по оборотам

Сеть по продаже дешевой китайской обуви стала крупнейшей в России: ни один ритейлер с более качественным товаром не смог приблизиться к «ЦентрОбуви» по оборотам

История «ЦентрОбуви» началась в 1992 году — Ломакин тогда учился на первом курсе и еще не помышлял о бизнесе. Московские предприниматели Анатолий Гуревич и Дмитрий Светлов сперва занимались оптовой торговлей обувью, а в 1996-м открыли свой первый магазин. Концепция дискаунтера пришла не сразу, продавать китайскую обувь из искусственных материалов по минимальным ценам предприниматели решили в начале нулевых. «Мало кто помнит, но именно в «ЦентрОбуви» первыми стали выставлять всю обувь в торговом зале: сотрудников нужно на порядок меньше, и покупателю удобнее»,— вспоминает бывшая сотрудница сети Алла.

К 2008 году «ЦентрОбувь» вышла на лидирующие позиции на российском обувном рынке. Сеть насчитывала 309 собственных и франчайзинговых обувных магазинов в Москве, Петербурге и других городах и оценивалась в $200 млн, но в кризис забуксовала. Светлов с Гуревичем задумались о запуске молодежной линейки: молодые посетители приобретали в два-три раза больше обуви, чем покупатели «за 30», и были готовы к тому, что до конца сезона купленная пара развалится. В расчете на эту аудиторию решили освоить формат fast fashion — дешевая калька модной обуви. Однако для запуска Centro (так назвали новую сеть) нужны были инвестиции, а вкладываться в непрозрачный и рискованный обувной бизнес никто не спешил. Тем не менее Ломакин, не один год возивший в Россию китайские товары по низким ценам, компанией заинтересовался.

После «вливания» продажи «ЦентрОбуви», действительно, начали расти как на дрожжах. В 2009 году сеть открыла 50 Centro в 28 российских городах. На следующий год — еще столько же. Параллельно открывались магазины и основной сети. К концу 2011 года у «ЦентрОбуви» в России было уже 598 одноименных магазинов и 148 магазинов Centro с общей годовой выручкой 30 млрд руб. Тогда же «ЦентрОбувь» нацелилась и на европейский рынок — ее магазины один за другим открывались в Польше, Латвии, Литве и на Украине.

В 2011 году Ломакин объявил, что «ЦентрОбувь» готовится к IPO. Вскоре выход на биржу был отложен на год, а потом и вовсе отменен «в связи с неблагоприятными условиями». Ломакин не сильно сокрушался: какая разница, как привлекать инвестиции, говорил он. Тем более у него появился новый проект — совместно с немецким одежным ритейлером Takko Fashion он взялся развивать сеть недорогих магазинов под брендом Family Fashion.

В 2012 году «ЦентрОбувь» показала рекордный рост: общее количество магазинов увеличилось до 1168, за следующие два года сеть прибавила еще пару сотен точек — по разным оценкам, до 1300-1500, прибыль оценивалась в 40 млрд руб. Такой стремительный рост, как и в «Копейке», обеспечивался за счет кредитных средств: «ЦентрОбувь» кредитовалась в полутора десятках банков. Источники «Денег» подтверждают, что кредиты под развитие сети выбивал именно Ломакин: учитывая успешность его проектов, хорошее знание ритейла и уверенные рассказы про IPO, банкиры деньги давали охотно. «Он умел убеждать,— вспоминает один из сотрудников банка, где кредитовалась «ЦентрОбувь»,— ну и компания казалась стабильной».

В кольце кредиторов

В начале 2015 года контрагенты «ЦентрОбуви» впервые столкнулись с тем, что обувная сеть номер один не платит по счетам. Сначала арендодателей и поставщиков просили немного подождать, затем и вовсе стали игнорировать. Отказы по платежам носили массовый характер. Прождав несколько месяцев, кредиторы потянулись в суд. К июню 2015 года к компании было подано уже 160 исков на общую сумму 228 млн руб., дальше их количество росло по экспоненте. «Долги по аренде составляют более семи месяцев, на звонки не отвечают,— жаловался один из арендодателей в группе в соцсети,— подал иск, попросили подождать, если половину долга готов простить, обещали оплатить хоть завтра». Доходило до того, что арендодатели просто сами закрывали магазины, отправив персонал по домам.

Примерно в то же время «ЦентрОбувь» перестала платить и китайским поставщикам — азиатский офис корпорации оказался закрыт. «Ко мне обратилась гражданка Китая — только ее фабрике «ЦентрОбувь» задолжала порядка $7 млн. А это не единственный и не самый крупный китайский поставщик»,— рассказывает Ольга Косец, президент МОО поддержки и защиты малого и среднего бизнеса «Деловые люди». По разным оценкам, общая сумма долга перед поставщиками может доходить до $100 млн. С остановкой платежей прекратились, конечно, и поставки — сотрудники сети не скрывают: почти весь 2015-й распродавали запасы.

Ответ на вопрос, как крупнейшая обувная сеть осталась без средств и с долгами по кредитам в 25 млрд руб., волнует многих. Полиция проверяет версию о выводе средств за счет фиктивных сделок. На эти сделки обратил внимание правоохранительных органов один из крупнейших кредиторов сети — Газпромбанк (долг перед ним составляет 8,6 млрд руб.). Источник, близкий к банку, утверждает, что подозрительные сделки привлекли внимание банкиров в 2015 году при мониторинге финансового состояния должника, однако руководство «ЦентрОбуви» уверило кредиторов, что сделки не выходят за рамки обычной хозяйственной деятельности. Так или иначе сеть купила и затем продала в разы дешевле ряд иностранных юрлиц, не скупилась на приобретение брендов и товарных знаков, которыми в дальнейшем не пользовалась, долги контрагентов конвертировались в миноритарные пакеты акций этих предприятий, а затем признавались обесцененными из-за отсутствия корпоративного контроля над ними. Корпорация также заключала с поставщиками договоры комиссии — выдавала средства на закупку товаров и поручала им же реализацию. После выполнения договора поставщики переводили заказчику небольшую «прибыль» (менее 1% полученной суммы), а возврат полученных средств откладывали на далекое потом. «Многие операции внутри сети «ЦентрОбувь» создавали условия для возврата НДС,— отмечает собеседник «Денег»,— то есть, если подтвердится фиктивный, исключительно бумажный характер этих сделок, может оказаться, что ущерб наносился не только кредиторам группы, но и государству».

Поиски виноватого

Ответственность за проведение всех спорных сделок топ-менеджмент компании возлагает именно на Ломакина. «Господин Ломакин, будучи одним из мажоритарных акционеров компании Centrofasion Corp. (BVI), с апреля 2013-го по март 2015 года был назначен управляющим акционером компании с правом принятия любых операционных решений по всем компаниям, в том числе по компаниям АО «Торговый дом «ЦентрОбувь»» и ООО «ЦентрО»»,— говорится в документе за подписью нынешнего гендиректора Леонида Венжика (есть в распоряжении редакции).

В последние годы Ломакин, действительно, начал сворачивать деятельность в России: выставил на продажу сеть «Монетка» (франчайзи уральской сети), избавился от пакета акций Modis. Наделала шуму и покупка им контрольного пакета акций итальянской компании Malo, специализирующейся на изделиях из кашемира — она обошлась Ломакину не менее чем в $40 млн. Однако, как рассказывают в светских кругах, это был подарок богатого мужа жене — модели Наталье Ломакиной. По случаю покупки пара закатила две громкие вечеринки в Сен-Тропе и в Москве, а на вторую даже привезла основателя марки Джакомо Канессу.

Однако в «ЦентрОбуви» полагают, что попытка всю вину свалить на Ломакина не вполне убедительна. «До конца 2014 года акционеры часто проводили встречи с нами,— рассказывают в «ЦентрОбуви»,— там был и Светлов, и Гуревич, и Ломакин. Да и указания нам приходили не только от Ломакина. Знаете, напрямую они не подписывались: у каждого были свои печати, не официальные, а так — для внутренних документов. И мы примерно знали, где чьи распоряжения». Тему продолжает еще один бывший сотрудник: «Очевидно, что между ними произошел какой-то раскол, и Светлов сейчас делает вид, что якобы был не в курсе действий Ломакина. Но как такое может быть?»

Гендиректор компании «Юрколлегия» Елена Герасимова, до введения процедуры наблюдения помогавшая кредиторам «ЦентрОбуви» вернуть долги по исполнительным листам, не исключает, что часть долгов еще можно будет взыскать в рамках процедуры банкротства. «Арбитражный управляющий обязательно проверит деятельность руководителей на предмет преднамеренного банкротства,— говорит Герасимова,— и все сомнительные сделки будут оспорены. Если активы были выведены, их попытаются вернуть, и, поскольку компания вовремя не сообщила о невозможности погашать требования кредиторов, руководство должно быть привлечено к субсидиарной ответственности». Правда, пока суд да дело, привлекать уже будет, похоже, некого, а возвращать — нечего.

Источник: http://kommersant.ru/

Если вы нашли ошибку или опечатку выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь чтобы сообщить нам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *