RSS

Горячий ветер 2015

Коломенский кайт клуб "Семь ветров" при поддержке Комитета по физической…

Как Валерий Шувалов снег убирал в 2016 году

Руководитель администрации города Валерий Шувалов проверил лично, как происходит расчистка…

В доме красногорского стрелка нашли долговые расписки Рассказова

В доме убийцы нашли черную бухгалтерию, где фигурируют крупные суммы,…

Дальнобойщики против "Платона"

Дальнобойщики бастуют по всей России. «Недовольство растет. Власти это замалчивают».…

«
»
Бойтесь равнодушных! Ибо с их молчаливого согласия людей вели на расстрел. ( Юмус Фучик)

«Последний адрес» и Роскультэкспертиза

Примерно три месяца назад в «Последний адрес» пришла заявка: совершенно стандартная, в общем потоке, приходящем каждый день на poslednyadres@meno.ru

Автор просил установить мемориальный знак на доме 7/8 по Гагаринскому переулку в Москве. Там жил и там был 30 апреля 1937 года арестован Михаил Эммануилович Плисецкий. 8 января 1938 года его расстреляли по обвинению в шпионаже. Реабилитировали в 1956 году.

Михаил Эммануилович был «начальник Шпицбергена»: СССР владел угольной концессией на острове, который формально принадлежал Норвегии. Вот Плисецкий и служил директором треста «Арктикауголь», который там всем распоряжался.

Я поехал на Гагаринский переулок смотреть, что за дом. Оказалось — старого дома, где жил Плисецкий, больше нет. На его месте — шикарный кооператив, построенный в 90-е годы. Масса всякой прислуги, такие консьержи, сякие. Вежливый и деловитый «мажордом», уполномоченный принимать прошения от посторонних посетителей, вроде меня.

Ну, ничего страшного. В «Последнем адресе» полно случаев, когда на табличке надо писать, «здесь был дом, где жил…» и т.д

Управляющий домом долго и весьма любезно вел со мною переговоры. В конце концов попросил написать формальное письмо от Фонда «Последний адрес» на имя председателя ТСЖ по имени Елисеев Александр Михайлович. Я написал.

И получил от Александра Михайловича решительный отказ с такой формулировкой: «Нецелесообразно ничего тут устанавливать. Еще если б это был тот самый дом — тогда туда-сюда. А так если мы напишем, «на этом месте» — все будут нас обвинять, что это мы своим домом разрушили ценное историческое наследие. Оно нам надо?!?»

Я стал пытаться так и сяк передать Александру Михайловичу сведения о том, кто такой был этот Плисецкий. Хотя в моем официальном письме все было подробно изложено, но мало ли, вдруг человеку было недосуг прочесть.

Стал наводить справки о самом г-не Елисееве: полезно же знать, с кем имеешь дело. Оказалось — важный чиновник, глава экспертного института при Министерстве Культуры России. Почему-то мне показалось, что раз человек с культурой связан профессионально, то должен все-таки на фамилию Михаила Эммануиловича Плисецкого как-то отреагировать. Но нет. Не отреагировал. Видно, культура — это что-то совсем одно, а Плисецкий — что-то совсем другое. Александр Михайлович до личного общения с «Последним адресом» не снизошел: только через мажордома передал свой отказ. В устной форме. Чтоб лишних следов не оставлять.

Так вот. Я думаю, а вдруг кто-то здесь знает Александра Михайловича Елисеева, исполнительного директора НИИ экспертизы и оценки объектов истории и культуры «Роскультэкспертиза». На всякий случай помещаю тут его портрет.

Если вдруг вы случайно где-нибудь увидите этого человека, или если вы с ним как-то знакомы, или встретитесь по важному культурному делу, скажите ему, что Майя Михайловна Плисецкая больше не сможет попросить его о разрешении установить на стене дома, которым он владеет, металлическую табличку, размером 11 на 19 сантиметров, с именем ее отца.

Может быть, она бы и хотела его попросить. Но не успела. Увы.

Поэтому вместо Майи Михайловны просит «Последний адрес». Очень просит.

Если вы нашли ошибку или опечатку выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь чтобы сообщить нам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *